В ночь с 18 на 19 мая 2007 года Александр с другом ехали на мотоцикле домой (оставалось 100 метров), двигались по ул. Сатпаева от ул. Гагарина в сторону ул. Розыбакиева, автомашина тойота виндом, выезжая с парковки задним ходом, резко становится перед ними, притормозить уже было невозможно, за рулем мотоцикла был друг Александра, который находился в шлеме, при столкновении с автомашиной, Александра (без шлема) выкидывает на несколько метров вперед, он ударяется височной областью об асфальт, и сильно ударяясь грудной клеткой, в шоковом состоянии пытался встать и пойти. В итоге проломленный череп, раздробление костей, размозженный мозг, но не поврежден ствол мозга, что давало хоть какую-то надежду..

На 10-й день борьбы за жизнь, находясь в коме, ушел из жизни..

Я ненавижу поздние или ночные звонки, если раньше это заставляло настораживаться, то сейчас я их ненавижу. После того ночного звонка родителей последовала ночь, проведенная в надеждах, молитвах и ожидании.

По приезду в больницу, прямо в приемном покое, нагловато-хамоватого вида врач, дежуривший в то время, открытая дверь в небольшую палату-комнату и Он, подключенный к аппарату искусственной вентиляции легких. Мертвенно-бледные, испуганно-убитые родители в коридоре, которых выгнали за дверь.. Я, влетающая в комнату, пытающаяся расспросить о положении в данный момент Его жизни и здоровья. И врач, отвечающий, снисходительным тоном , что вы хотите 3 из 3 жизненно важных функций у Него отключены. Это как я понимаю, отсутствие сердцебиения, пульса, мозг не реагирует на импульсы и отсутствие давления. Снизошел до пояснения, что вызвали нейрохирурга из калкамана, который решит, делать операцию или нет, но перед этим обвинив родителей в том, что такое допустили и вообще говорит, убирайся из кабинета, здесь нельзя находится! и еще: пересмотрите вещи, которые были при нем, чтобы потом не обвинили, что мы что-то украли? и тетеньки, начинающие брить разбитое место откуда текла на кафельный пол алыми каплями кровь. И люди, постоянно заглядывающие в кабинет, где абсолютно беспомощный и такой детский лежал Он (самый добрый, молодой, любимый человечек), ищущие не то рентген кабинет, не то еще что-то или кого-то. Затем, порезали джинсы, чтобы легче было снять их. Врач позвал меня и отдал Его платочек носовой, который вывалился из кармана джинсов. Потом надо было до приезда нейрохирурга перевезти Его на 3 этаж в реанимацию, по пути которой переругались между собой вышеописанный врач приемного отделения и реаниматолог с 3-го из-за того чей же аппарат будет использоваться при перевозке, позволяющий вручную вентилировать легкие, то есть такая трубка, вставляющаяся в рот. Потом было долгое ожидание нейрохирурга, вздрагивающее – подбегающий животный инстинкт, заставляющий подбегать ко всем вновь прибывшим мужчинам со словами: вы не нейрохирург. И вот приехал тот самый. Не спешно, благодаря своей видимо, некогда былой травме, прошедший на 3 этаж и опять ожидание в коридоре 1 этажа и подбегание к только зарождающемуся наличию стука приближающего транспортировочного лифта. И вот спустился к нам тот самый врач, на протяжении 10 дней, служивший для нас, если не Богом, то Его помощником или вселившимся на тот момент, чтобы спасти Его., того, которого мы так любим! Не пообещав ничего обнадеживающего, сказал, что будет операция, которая может дать надежды, позже признавшийся после операции, что сомневался вообще в ее необходимости из-за подозрения на бесполезность, опять поднялся наверх и через какое-то время, требующееся для подготовки к операции, показавшееся нам вечностью и казалось, что каждая минута решающая.. И вот Его дождались, Его привезли опять на 1 этаж и началась операция.. холодное помещение приемного отделения, наверное, казалось еще холоднее из-за недвижимости ожидающих и надеющихся, практически не плакавших, от отупения и шока, непонимания и не осознавания всего происходящего. Три часа операции. Показавшаяся из дверей каталка, на которой лежал Он уже с перебинтованной головой и с синими кругами под глазами. Врач, сказавший, что зрачки почти восстановились и есть надежда только на чудо. Что ему пришлось ампутировать часть размозженного мозга и промыть оставшуюся часть, оставив дырку в черепе в случае, если мозг будет отекать, и чтобы не было сильного давления.

Затем последовали 10 дней, который просто можно вычеркнуть из жизнеописания, потому что потом просто жизнь существовала только от слов врача к очередным словам, поиск лекарств, в частности как в народе говорят «голубой» крови, препарата заменяющего кровь и более усовершенствованным, чем она, т.к. является транспортировщиком ко всем жизненно важным органам. Надежды, которых ищешь (хоть капельку) в глазах врачей. И врач, сказав, что переломный момент может наступить примерно на 9 день, обычно, такие пациенты умирают в этот период.. Ему так постепенно становилось хуже. Началось воспаление легких, обычно свойственное таким пациентам., повышение температуры тела, сам Он лежал все время под наркозом, т.к. в противном случае далее просто бы последовала смерть от болевого шока. Один раз, дежуривший врач как-то обмолвился, что однажды, когда действие наркоза ослабело, то Он начал хаотично двигать ногами и руками.. Тогда было еще состояние, называемое сопор (предкома). Мозг посылал слабые, почти не дающие надежды, импульсы, но это не означало, что мозг вообще дееспособен.

После чего опять был введен наркоз. Зрачки глаз сначала реагировали на свет, потом опять стали безжизненными. Кома. На десятый день Его не стало…

На этот раз весть была узнана только утром, хотя это случилось в 2.30 ночи, врачи не хотели беспокоить родных ночью, а все так надеялись на эти девять дней.. И все. Жизнь приобрела другой смысл, переоценка ценностей заставила по-другому посмотреть на этот мир и окружающих людей. Как банально бы это не звучало..

Теперь, я понимаю, зачем это все так растянулось на 10 дней!

Спасибо врачам хоть за то, что не смотря на запрет заходит в палату, разрешали раз в день на пять минут заходить к Нему. Он «ждал» сестру, которая находилась в США и дал ей возможность успеть приехать и попрощаться с Ним не только когда Он уже не дышал, но и когда дышал.., родителям. Спасибо Ему за это!»

Спасибо, за те пять минут, когда удалось сжать его теплую руку в своей, в реанимации, с мольбой в сердце..

Мы обязательно будем вместе!!!

Сестра